Выбрать ККС субъекта
Высшая квалификационная коллегия судей
Российской Федерации

Календарь

  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
    Будущие заседания
    Прошедшие заседания

    СМИ

    Когда судья заведомо не прав…

    В.В.Кузнецов,
    Председатель Высшей квалификационной коллегии судей
    Российской Федерации.


    Сначала несколько цифр. В 2005 году Генеральный прокурор РФ 26 раз вносил представления в различные суды страны, в которых просил суд дать заключение о наличии в действиях судей признаков преступления. Только в двух случаях суды не усмотрели таких признаков. В 17 случаях в этих представлениях ставился вопрос о наличии в действиях судей признаков преступления по статье 305 УК Российской Федерации – вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.
    В квалификационные коллегии судей Генеральный прокурор РФ 18 раз обращался с представлениями о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судей и не получил согласия только в одном случае. Та же  305-ая статья «присутствовала» в 13 из этих представлений. 
    В законе есть четкое определение действиям судей, подпадающим под квалификацию по этой статье -  преступления против правосудия. В зависимости от содержания незаконного судебного акта и его последствий для граждан и общества такие преступления относятся к преступлениям средней тяжести или тяжким и влекут наказание до 10 лет лишения свободы.
    Далеко не всякое неправильное судебное решение является заведомо неправосудным. От ошибок никто не застрахован, в том числе и судья. И за свои ошибки судьи тоже могут понести ответственность и по закону и по Кодексу судейской этики.
     Но сейчас мы говорим только о тех и таких незаконных судебных актах, которые выносятся судьей осознанно, с прямым умыслом  на совершение  преступления, с ясным пониманием смысла своих действий и их последствий. Заведомость, по В. И. Далю, это осведомленность, несомненность, достоверность, неоспоримость. Эта осведомленность судьи о несомненной неправильности, незаконности своих действий превращает внешне ошибочные действия в преступление.
     Очень важен анализ мотивов профессиональных деяний судьи. И здесь возникает их палитра от некомпетентности и ложно понятых интересов службы до пренебрежения должностными обязанностями.
    К примеру, Сахалинский областной суд признал виновным исполняющего обязанности председателя Александровск-Сахалинского городского суда Сафина Р.Р. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.305 УК Российской Федерации – вынесение заведомо неправосудного приговора, связанного с лишением свободы. Естественно, этому предшествовало согласие квалификационной коллегии судей области на возбуждение уголовного дела в отношении судьи и решение коллегии о досрочном прекращении его полномочий.
    Что же побудило опытного судью совершить преступление? Стремление избавиться от уголовного дела по обвинению группы лиц в вымогательстве имущества, рассмотрение которого он же и  заволокитил. Поэтому он провел очередное заседание суда с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона по упрощенной схеме, на что не имел ни малейшего права. О его прямом умысле нарушить закон свидетельствовало то, что он ранее рассматривал подобное дело с точным соблюдением всех процессуальных требований, личное  признание, что он  знает требования закона и сознательно не соблюдал их.
    Другой пример. Верховный Суд Республики Калмыкия признал судью Арбитражного суда Республики Калмыкия Логинова С.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК Российской Федерации. В основе решения суда лежали доказательства того, что опытный арбитражный судья грубо нарушил правила подсудности и подведомственности, приняв иск физических лиц к юридическим лицам, зарегистрированным и находящимся в г.Находке Приморского края,  рассматривал дело без участия ответчиков, не  извещенных надлежащим образом. Более того, истцы даже не представляли суду доказательства о нарушении их прав и законных интересов и не могли обращаться с иском об истребовании акций, так как не являлись их собственниками.
    Судья с десятилетним стажем вынес решения, блокирующие деятельность юридических лиц в порту Находки. Суд  квалифицировал действия Логинова С.Н. при принятии исковых заявлений, подготовке дел к судебным разбирательствам и в самом ходе судебных разбирательств как  незаконные и доказал главное: судья осознавал, что принимаемые им решения не соответствуют нормам права, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий и желал вынести именно эти решения, то есть действовал с прямым умыслом.
     Конечно же, бывший судья обжаловал это решение Верховного Суда Республики Калмыкия и пытался доказать, что совершил судебную ошибку, но Кассационная коллегия Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения, подчеркнув в своем определении, что суждение о заведомости и неправосудности решения судьи основано на тщательном анализе материалов дела и является правильным.
    Подобные преступления представляют особую опасность для состояния правосудия и, значит, для общества. Если судья нарушил правила дорожного движения и совершил ДТП, а представление Генерального прокурора Российской Федерации по такому делу рассматривалось квалификационной коллегией судей, и судья был привлечен к уголовной ответственности, то в его деянии нет, так сказать, профессиональной судейской составляющей. Оно относится к разряду общеуголовных преступлений. А вот когда судья умышленно принимает заявление истцов к рассмотрению, не имея права этого делать в силу неподсудности дела данному суду, а затем  с грубыми процессуальными нарушениями выносит решение в их пользу, то тем самым он совершает преступление с использованием служебного положения, действуя вопреки интересам правосудия.
    Вынося заведомо неправосудный судебный акт, судья извращает суть и смысл своей профессии – служить закону. И, значит, сам исключает себя из профессионального сообщества.
    Анализ работы квалификационных коллегий судей свидетельствует, что дисциплинарные меры, применяемые коллегиями в отношении судей, а это предупреждение, досрочное прекращение полномочий, связанное с лишением квалификационного класса, часто  хронологически предшествуют получению и рассмотрению представлений Генерального прокурора Российской Федерации. Таким образом, дисциплинарная ответственность судьи перед профессиональным сообществом сочетается с уголовно-правовой ответственностью в тех случаях, когда есть основания для уголовного преследования судей.
    Ни для кого не новость, что в обществе бытует мнение, будто иммунитет избавляет судей от ответственности, снижает тяжесть наказания. Но правовая позиция выражена как раз в том, что иммунитет ни в чем и ни в коем случае не меняет суть и характер правонарушения или преступления. Совершенное преступление им же и остается, а особенности привлечения судей к уголовной ответственности заключаются в наличии установленных законом условий.
    Чтобы повысить уровень объективности, принципиальности в деятельности квалификационных коллегий судей, дать Высшей квалификационной коллегии судей возможность заново рассматривать представления Генерального прокурора Российской Федерации в первой инстанции в проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в статью 17  было внесено дополнение о том, что Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации рассматривает представление Генерального прокурора Российской Федерации о пересмотре решения квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации, отказавшей в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или привлечение судьи в качестве обвиняемого, на избрание в отношении судьи меры пресечения в виде заключения под стражу.
    За весь прошлый год было возбуждено восемь уголовных дел в отношении судей. Осуждены пять судей, в том числе четверо за преступления, предусмотренные  статьей 305 УК Российской Федерации.
    Много это или мало? Нам бы хотелось, чтобы таких дел не было вовсе. Потому, что не будет таких преступлений.