Выбрать ККС субъекта
Высшая квалификационная коллегия судей
Российской Федерации

Календарь

  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
    Будущие заседания
    Прошедшие заседания

    СМИ

    Незаместимых людей нет!

    Парламентская газета
    Номер 126(1743) 15 июля 2005 года
    Незаместимых людей нет!
    Анатолий АРТЕМЬЕВ


    Редакция "Парламентской газеты" из пресс-релиза о заседании Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации (ВККС) узнала о том, что коллегия привлекла к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения двух председателей верховных судов российских республик. Факт, может быть, и не уникальный, но уж точно не рядовой. За комментариями мы обратились к председателю ВККС Валентину Кузнецову.

    - Валентин Васильевич, вопросов к вам много, и начну с самого простого. Предупреждение - это строгое взыскание?
    - Достаточно строгое, поскольку в соответствии с законом квалификационная коллегия может применять к судьям и руководителям судов только два вида взыскания - предупреждение и досрочное прекращение полномочий. И всякий раз прежде, чем принять решение, мы должны учитывать и обстоятельства дела, и личность коллеги, и общественную, и профессиональную значимость совершенного проступка.
    Уверен, эффективность взыскания зависит не только и не столько от номинальной его строгости, сколько от того, как его воспринимают те, кто привлечен к дисциплинарной ответственности. И в этом смысле принятые нами решения реально были строгими. Мы видели это по лицам наших коллег, когда они держали ответ за содеянное. Представьте себе, один из них почти 30 лет на судейских должностях, председателем верховного суда республики трудится уже 18 лет, ему присвоены высший квалификационный класс и звание заслуженного юриста Российской Федерации, награжден орденом Почета. Второй наш коллега также опытный судья со стажем 23 года руководит верховным судом 12 лет, имеет первый квалификационный класс.

    - Так в чем же суть дела? Видимо, их проступки имеют серьезное общественное значение?
    - Скорее, совершенное ими связано с профессиональной деятельностью и умышленным нарушением федерального закона как руководителей судов.
    Дело вот в чем. В соответствии с пунктом 3 статьи 6.2 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" в случае временного отсутствия председателя суда по причине болезни, отпуска или командировки его полномочия осуществляет первый заместитель председателя суда, при его отсутствии - один из заместителей, а если у председателя суда нет заместителей, то он дает такое поручение одному из судей. Схема очень четкая и не допускающая толкований или отступлений.
    Но один из председателей суда, уходя в отпуск, возложил исполнение своих обязанностей на судью при том, что его заместитель был на месте.
    Другой, отбывая в краткосрочную командировку, передал свои полномочия заместителю, хотя его первый заместитель в соответствии со штатным расписанием исполнял свои обязанности.
    Конечно, на тот момент эти решения не получили общественного резонанса. Они создавали негативный профессиональный прецедент, что для судейского сообщества очень важно.

    - Вероятно, у ваших коллег были причины так поступать?
    - Были объяснения, но не оправдания. Например, в одном из этих верховных судов полномочия одного из заместителей председателя были прекращены в связи с достижением предельного возраста, второй заместитель заболел. Но ведь оставался третий заместитель, который в соответствии с законом должен был замещать председателя суда. И неважно, что судья, который по приказу остался исполнять обязанности председателя суда, имеет высокую квалификацию, большой опыт, в том числе руководства районным судом. Неважно и то, что этот судья имеет рекомендации Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации на занятие вакантной должности заместителя председателя республиканского суда.
    Председатель другого суда мотивировал свой выбор тем, что он опасался, будто его первый заместитель в его отсутствие может совершить действия, подрывающие авторитет судебной власти. Конечно, такая мотивировка свидетельствует о проблемных взаимоотношениях двух руководителей. Но это не оправдывает нарушения закона.
    Эти руководители судов совершили дисциплинарные проступки и искренне признали неправомерность своего поведения.

    - В чем же здесь профессиональный негатив?
    - Коль скоро на конкретных работников судов исполнение обязанностей руководителей было возложено с нарушением закона, то и принятые ими решения, отданные приказы незаконны. Например, один из них издал 10 приказов в отношении работников судов. Все они были отменены. Второй провел заседание президиума суда под своим председательством, на котором было рассмотрено 32 судебных дела. Все они могут быть пересмотрены.

    - Вы говорили о заслугах ваших коллег, их опыте и авторитете. Не чрезмерна ли строгость коллегии, оправдана ли она?
    - Строгость коллегии поучительна и говорит о том, что для закона нет авторитетов, освобождающих от ответственности прежде всего перед судейским сообществом. У председателя суда особая роль, к нему особые требования. Как он строит взаимоотношения в судейском коллективе, как организует руководство им - это очень важно, поскольку сказывается на качестве правосудия. Отступать от закона нельзя ни на шаг. Это и есть наш главный закон.