Выбрать ККС субъекта
Высшая квалификационная коллегия судей
Российской Федерации

Календарь

  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
    Будущие заседания
    Прошедшие заседания

    СМИ

    От Кодекса чести к Кодексу этики

    В.Н. Ткачев,
    председатель Ростовского областного суда,
    член Совета при Президенте РФ по
    вопросам совершенствования правосудия,
    член Президиума Совета судей РФ,
    Заслуженный юрист РФ>

    Проблемы статуса судей и, в частности, судейской этики в настоящее время имеют особую актуальность.
    Эти проблемы актуальны не только для России. Международное сообщество уделяет им не меньшее внимание. Об этом можно судить хотя бы по основным международным правовым актам последних лет.
    В 1985 году Генеральная Ассамблея ООН одобряет "Основные принципы независимости судебных органов".
    В 1993 году Европейская Ассоциация судей принимает "Статус европейского судьи".
    В 1994 году Комитет министров государств-членов Совета Европы принимает рекомендацию № R (94) 12 по независимости, эффективности и роли судей.
    В 1998 году участниками многостороннего семинара по закону о статусе судей в Европе, организованного Советом Европы 8-10 июля, принимается "Европейская хартия о статусе судей".
    В 2002 году в Гааге Правозащитной группой принимается Кодекс поведения судей (Бангалорский проект).
    В 2001-2003 годах над проблемами выработки и формулирования этических принципов и правил для судей активно работал Консультативный Совет европейских судей.
    Однако при всей важности международного внимания к проблемам судейской этики считаю, что судейская этика по существу является все-таки национальным делом. Общие требования, предъявляемые к судейской этике и регулируемые упомянутыми международными документами, должны дополняться и дополняются особенными детальными требованиями, которые обусловлены национальными факторами и оценками. Исторический опыт того или иного народа, его менталитет безусловно приводят к тому, что та или иная обязанность, налагаемая на судью, подчеркивается и конкретизируется в одном государстве сильнее, чем в другом.
    Этика судьи не является для России, чем-то новым, необычным, внесенным в наше общество западными ветрами перемен в последнее десятилетие.
    Вопросы профессиональной этики судьи со времени судебной реформы 1864 года постоянно привлекали внимание отечественных правоведов, философов и социологов.
    Прежде всего, в этой связи отмечу вдохновителей и творцов судебной реформы С.И. Зарудного, Д.А. Равинского, Н.А. Буцковского.
    Ведущие юристы России конца XIX - начала XX веков А.Ф. Кони, И.Я. Фойницкий, М.С. Строгович неоднократно обращались к проблемам судебной этики.
    Заметный вклад в развитие данной темы внесли также современные ученые - юристы Бойков А.Д., Букреев В.И., Закомлистов А.Ф., Кобликов А.С., Кокарев Л.Д., Котов В.П., Лукашева Е.А., Москалькова Т.Н., Радутная Н.В., Римская И.Н.
    Первые кодифицированные правила судебной этики были сформированы в России Законом от 20 мая 1885 года, и они были включены в Уголовный кодекс. В отличие от наполеоновского Закона 1810 года "Об организации судоустройства и отправления правосудия",который восприняли многие государства континентальной Европы, российский закон положил начало новой модели деятельности судьи. (Наполеоновская модель в организационном плане характеризуется высокой степенью подчинения судейского корпуса политической власти.) Российским Законом 1885 года были впервые объявлены недостойными звания судьи все предосудительные и несогласные с нравственностью поступки. Нравственные условия, указанные в Законе, слагались из нравственных качеств личности, необходимых для поступления на судебную службу и исполнения судебной должности.
    Основной вехой в развитии судейской этики в современной России стало принятие 24 октября 1991 года концепции судебной реформы, провозгласившей создание независимой и влиятельной судейской корпорации. (Предшествующий Закон СССР от 4 августа 1989 года "О статусе судей в СССР" при всей важности самого факта его принятия носил явно декларативный характер и не имел решающего значения в становлении независимого судейского корпуса в нашем государстве.)
    21 октября 1993 года Советом судей Российской Федерации был принят одобренный II Всероссийским съездом судей Кодекс чести судьи Российской Федерации. Кодекс чести наряду с Законом Российской Федерации от 1992 года "О статусе судей в Российской Федерации" коренными образом изменили ситуацию в российской судейской корпорации. При этом, если Закон "О статусе судей" определил правовой статус, то Кодекс чести определил нравственный статус российских судей.
    Вобрав в себя многие положения профессиональной этики судей в государствах с развитыми правовыми системами, Кодекс чести, вместе с тем, учел национальную специфику, отечественные общественно-политические реалии развития независимой судебной власти в начале 90-х годов.
    Прошедшие годы показали, что он стал одним из основных нормативных актов, определяющих статус российских судей и правила их поведения в профессиональной и во внеслужебной деятельности.
    Практическая ценность Кодекса чести неоднократно подтверждалась при его применении советами судей и квалификационными коллегиями судей России.

    Какова же была необходимость принимать Кодекс судейской этики?
    Прежде всего, отмечу, что 10 лет активных преобразований судебной власти не могли не внести коррективы в действующее законодательство о статусе судей и в непосредственно связанный с этим законодательством Кодекс чести.
    В 2001 году заметно активизировалась законодательная деятельность, связанная с нормативным регулированием статуса судей. Вступили в силу Федеральные законы "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" (17 декабря 2001 года) и "Об органах судейского сообщества" (19 марта 2002 года). В связи с этим возникла необходимость привести в соответствие с новыми реалиями и Кодекс чести.
    Статья 12.1 ("Дисциплинарная ответственность судей") Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" (в редакции от 15 декабря 2001 года) имеет ссылку не на Кодекс чести, а на Кодекс судейской этики. Именно поэтому 26 июля 2002 года Президиум Совета судей Российской Федерации принял постановление о подготовке проекта Кодекса судейской этики.
    Новый кодекс нуждался в приведении в соответствие и с Конституцией Российской Федерации, которая была принята позже Кодекса чести. Следовало учесть также другие федеральные законы, регламентирующие схожие отношения. В частности, нельзя было оставить без внимания утвержденные Указом Президента Российской Федерации 12 августа 2002 года "Общие принципы служебного поведения государственных служащих".

    Помимо изменений законодательства вторым важным обстоятельством, обусловившим необходимость разработки нового кодекса, стала естественная эволюция правовых и моральных норм, которая в России последнего десятилетия происходила в наиболее активных формах.

    Третье обстоятельство заключалось в необходимости учета нового международного законодательства о статусе судей и судейской этики и опыта наших зарубежных коллег.
    Это важно потому, что полномочия, предоставляемые судье, подчинены действию не только национального, но и международного права, признанного в современных демократических обществах.
    Подготовка проекта Кодекса судейской этики была поручена комиссии Совета судей по вопросам совершенствования Закона "О статусе судей в Российской Федерации".
    В работу над ним уже в июле 2002 года включились органы судейского сообщества практически всех субъектов Российской Федерации. Заметный вклад внесли руководители высших органов судейского сообщества России. Активное участие приняли многие российские судьи: одни из них разрабатывали собственные проекты, другие направляли в Совет судей свои предложения и поправки к действующему Кодексу чести.
    В журнале "Российская юстиция" была открыта рубрика "Этика судьи".
    Проект кодекса неоднократно обсуждался на заседаниях Президиума Совета Судей РФ и комиссии Совета Судей по вопросам совершенствования Закона "О статусе судей".
    В итоге проект стал результатом работы большого круга лиц, действительно заинтересованных в совершенствовании законодательства о статусе судей.

    Кодекс судейской этики структурно включает в себя четыре основные главы.
    Первая глава содержит общие требования, предъявляемые к поведению судьи.
    Статья 1 указывает на обязанность судьи руководствоваться не только Конституцией Российской Федерации и другими законами, но и общепринятыми нормами морали и правилами поведения, установленными Кодексом судейской этики.
    Это положение исходит из российского Закона от 20 мая 1885 года, а в редакции, изложенной в проекте, было закреплено в Кодексе чести судьи Российской Федерации от 1993 года.
    Статья 1 в целом ориентирована на создание у граждан образа судьи, осуществляющего правосудие в соответствии с общечеловеческими нравственными ценностями.
    Статья 2 содержит общее требование относительно соотношения профессиональной деятельности судьи с иной его деятельностью, отмечает приоритетное значение исполнения судьей своих профессиональных обязанностей. Совмещение судьей нескольких видов занятий может оказать существенное влияние на качество выполнения им своих профессиональных обязанностей, поэтому судья должен правильно определить приоритеты в своих занятиях.
    Положение статьи 2 развивается в статье 3 требованием поддержания авторитета судебной власти и высокого звания судьи.
    Вторая глава кодекса определяет правила поведения судьи при осуществлении профессиональной деятельности.
    Статья 4 содержит изложение общих обязанностей при осуществлении правосудия, а статьи 5,6 и 7 - ряд специальных норм. Так, статья 5 устанавливает правила поведения судьи при исполнении им служебных обязанностей, прямо не связанных с осуществлением правосудия. Статья 6 определяет правила поведения судьи при отношениях с представителями средств массовой информации. Статья 7 указывает на обязанность судьи поддерживать свою квалификацию на высоком уровне, необходимом для надлежащего исполнения обязанностей по осуществлению правосудия.

    Третья глава определяет правила поведения во внеслужебной деятельности. Статья 8 содержит общие требования, а последующие статьи и 9 и 10 определяют особенные правила поведения, а именно: статья 9 - особенности поведения судьи при реализации права на объединение, свободу мысли и слова; статья 10 - особенности поведения судьи при осуществлении научной, преподавательской и иной творческой деятельности.
    Четвертая глава посвящена вопросам ответственности судей за нарушение требований Кодекса судейской этики. Часть первая статьи 11 констатирует возможность понести ответственность в случаях нарушения не только норм Закона "О статусе судей", но и положений Кодекса судейской этики. Часть вторая статьи 11 содержит общие формулировки относительно обстоятельств, которые подлежат учету при решении вопроса о мере дисциплинарной ответственности судьи.
    Несмотря на отдельные возражения против включения в Кодекс судейской этики статей об ответственности судей, высказанные в ходе обсуждения проекта, Съезд судей признал обоснованным наличие соответствующих положений в Кодексе судейской этики, как это имело место и в Кодексе чести.
    Глава пятая определяет пределы действия "Кодекса судейской этики" и порядок вступления его в силу.

    Чем же отличается новый кодекс от прежнего?

    Название нового кодекса дано, как уже отмечалось, в соответствии с новой редакцией Закона "О статусе судей".
    В соответствие с новой редакцией Закона "О статусе судей" приведены все те нормы Кодекса чести, которые в той или иной степени корреспондировались с данным Законом.
    Новые нормы Закона "О статусе судей" включены в новый Кодекс в качестве дополнений.
    В частности, именно положения новой статьи 12.1 Закона "О статусе судей" были использованы при подготовке статьи 11 Кодекса судейской этики - "Дисциплинарная ответственность судей".
    Кодекс судейской этики в некоторых случаях имеет ссылки на Конституцию РФ, а в других - положения Кодекса сформулированы, исходя из соответствующих конкретных норм Конституции.
    В частности, часть первая статьи 4 содержит норму, которой не было в Кодексе чести - "Судья при исполнении своих обязанностей по осуществлению правосудия должен исходить из того, что защита прав и свобод человека и гражданина определяет смысл и содержание деятельности органов судебной власти". Это требование к судье основано на соответствующем положении, закрепленном в статье 2 Конституции.
    Эволюция нравов и норм, применяемых в отношении поведения судьи, отразилась во многих изменениях и дополнениях, внесенных в новый кодекс.
    Например, в нем большее значение придается регулированию отношений судей и СМИ. Нормы, определяющие правила поведения при отношениях с представителями средств массовой информации, в отличие от Кодекса чести, выделены в отдельную статью 6.
    При этом была учтена общая тенденция к возрастанию влияния СМИ на деятельность судебной власти, в особенности в сфере уголовного судопроизводства.
    С учетом связей, которые могут устанавливаться между судьями и СМИ, существует риск того, что судья поддастся влиянию журналиста. Консультативный Совет европейских судей полагает что, если свобода печати является важнейшим принципом, необходимо также защищать судопроизводство от любого ненадлежащего внешнего влияния. В этих условиях важно, чтобы судья проявлял сдержанность в своих отношениях с прессой, чтобы он умел охранять свою независимость и беспристрастность, воздерживаясь от любого использования в личных целях
    своих возможных связей с журналистами, от необоснованных комментариев по делам, находящимся на его рассмотрении.
    Право публики на информацию является основным принципом, вытекающим из статьи 10 Европейской конвенции по правам человека. Необходимо, чтобы судья отвечал законным ожиданиям граждан ясно мотивированными решениями. Судья должен также обладать правом подготовки резюме или коммюнике, разъясняющих существо или уточняющих смысл его решения для публики.
    Именно в условиях юридически грамотного свободного и корректного общения судья должен и может выполнять свои задачи, не опасаясь давления, которое могут оказывать на него СМИ.
    Новой по сравнению с Кодексом чести является статья Кодекса судейской этики, посвященная особенностям поведения судьи при реализации права на объединение, свободу мысли и слова.
    С учетом значимости общепризнанных принципов и норм международного права при подготовке проекта были использованы международные акты, зарубежный опыт и, прежде всего, опыт работы Американской Ассоциации Юристов.
    В частности, часть пятая статьи 4 Кодекса судейской этики закрепляет положение, содержащееся в части пятой статьи 2 Кодекса чести, но в редакции, изложенной в принципе 15 "Основных принципов, касающихся независимости судебных органов", принятых седьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями от 6 сентября 1985 года.
    Часть первая статьи 9 Кодекса судейской этики воспроизводит принцип 8 "Основных принципов, касающихся независимости судебных органов" с незначительными редакционными поправками. Часть вторая статьи 9 воспроизводит принцип 9 того же международного акта.
    При подготовке части первой статьи 4 Кодекса судейской этики принималось во внимание указание на обязанность судей защищать в ходе процессов права и свободы всех лиц, изложенное в "Рекомендации № R (94) 12 Комитета министров государств - членов Совета Европы по независимости, эффективности и роли судей" (принцип V, пункт 1).
    Несколько положений было заимствовано из Модельного Кодекса Американской Ассоциации Юристов 1990 года и из "Профессионального кодекса американского судьи".
    Так, например, текст второго абзаца части второй статьи 4 Кодекса судейской этики, гласящий, что при исполнении своих обязанностей судья не должен проявлять предубеждения расового, полового, религиозного или национального характера, заимствован из Модельного Кодекса Американской Ассоциации Юристов (Правило 3В (5). Данное положение Кодекс чести не имел.
    Статья 5 Кодекса судейской этики по сравнению с Кодексом чести расширена теми нормами, которые регулируют правила поведения судьи, связанные с исполнением им административных обязанностей. Она содержит текст, заимствованный с внесением редакционных изменений из "Профессионального кодекса американского судьи" (канон 3, раздел "Б").
    Положение части третьей статьи 9 Кодекса (О приостановлении полномочий судьи в случае выдвижения его кандидатом на выборную должность) заимствовано из того же Кодекса американских судей (канон 7 В).
    Статья 10 Кодекса судейской этики - "Особенности поведения судьи при осуществлении научной, преподавательской и иной творческой деятельности" - является дополнением к Кодексу чести. При подготовке ее текста использованы положения, содержащиеся в аннотации к канону 4 "Профессионального кодекса американского судьи".

    С принятием Кодекса судейской этики не заканчивается работа по формированию свода правил этического поведения судей. Ни один кодекс, сколь бы совершенен он ни был, не способен на абсолютную полноту. Кодекс судейской этики требует постоянного развития. Очевидно, полезно и даже необходимо начать издавать Комментарии к Кодексу судейской этики. Они могли бы включать решения Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации и квалификационных коллегий судей субъектов РФ, которые принимаются по фактам дисциплинарных проступков судей и нарушений ими судейской этики, а также - мнения ведущих ученых- юристов и авторитетных, опытных судей.
    Кодекс чести судьи в свое время определил основные нравственные установки и ориентиры для судей. Кодексу судейской этики только предстоит стать инструментом профессионального и нравственно-этического укрепления нынешнего состава судейского корпуса. Как он послужит всем нам, от нас же и зависит.